«Такие пытки — не единичные события, а целая система в рамках всей страны» — Росбалт

0
20

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Депутат-коммунист саратовской облдумы Николай Бондаренко возмущен тем, что его коллеги-единороссы не поддержали предложение взять под парламентский контроль расследование издевательств над заключенными.

Николай Бондаренко.

«Такие пытки — не единичные события, а целая система в рамках всей страны» - Росбалт

Правозащитный проект Gulagu.net 10 ноября опубликовал новые видео с пытками и издевательствами, которые, по утверждению портала, были сняты в саратовской тюремной больнице (ОТБ-1). Как в местном парламенте отреагировали на резонансный ролик и как можно предотвратить будущие истязания заключенных, отвечает депутат Саратовской областной думы VI созыва от КПРФ, автор YouTube-канала «Дневник депутата» Николай Бондаренко.

— Эти видео очень страшные и мерзкие. Представить такое тридцать лет назад было невозможно. Как мы все, я патриот своей Родины, в том числе и малой. Раньше Саратов гремел на всю страну современными предприятиями, научно-исследовательскими институтами. Наш мост, который соединяет Саратов и Энгельс, — на момент своего открытия самый длинный мост в Европе. Мои отцы и деды гордились этим. А сегодня Саратов известен на всю страну чудовищными, страшными преступлениями.

В местной думе этот вопрос обсуждается только с нашей инициативы, КПРФ. «Единая Россия» не просто об этом не говорит, она пытается закрыть нам рты: нас перебивают, лишают слова, оскорбляют, дискредитируют. Я и мои товарищи по фракции в Саратовской областной думе выступали с инициативой внесения вопроса о необходимости проведения парламентского расследования, вмешательства и обращения во все уполномоченные ведомства, чтобы взять эту ситуацию под наш контроль. И большинство депутатов из «Единой России» бились в агонии, что ни в коем случае нельзя этого допустить — правоохранительная система все решит сама.

Мой довод был вполне логичен: все это произошло при участии правоохранительных органов. У них есть зарплаты, должностные обязанности, закон, который ими руководит. Прокуратура, ФСБ, следственные комитеты должны были не допустить всех этих пыток и издевательств. Между тем при их активном участии эти события стали реальностью, поэтому рассчитывать, что в таком положении они смогут сами со всем разобраться, не приходится. Мы должны в этом участвовать, взять все под свой контроль. К сожалению, это не возымело никакого эффекта. Местная «Единая Россия» категорически голосовала «против». Она вторит коллегам из Государственной думы, которые также спрятали голову в песок и побоялись вскрыть этот гнойник, эту проблему, которая опозорила не только Саратов, но и другие регионы.

Это позор для всей нашей страны, потому что среди международного сообщества эти факты никак не повлияют на то, чтобы к нашей стране относились с уважением, чтобы мы стали сильной державой. Кто нас будет уважать, если мы так относимся к собственным гражданам? Да, они находятся в местах заключения. Но это не значит, что их можно пытать, насиловать шваброй, убивать! Представляете, эти кадры сегодня — достояние человечества!

— Что вы сделали после отказа думы от обсуждения, проверки и участия в решении этой проблемы?

— Я и мои товарищи из КПРФ обратились к руководителю ФСИН и другим заинтересованным ведомствам с требованием дать нам возможность взять ситуацию под наш контроль, воочию увидеть реальную картину, пообщаться с заключенными и сотрудниками, чтобы убедиться, что все пытки и издевательства остались в прошлом.

Мы не тешим себя иллюзиями, что мы придем и увидим «использованные» швабры. Конечно, это не так. Но оказать здоровое давление на сволочей и подонков, которые стоят за этими преступлениями, на мой взгляд, лишним не было.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Цукерберг отверг обвинения в том, что Facebook наносит вред детям - Росбалт

У нас глава местного управления ФСИН подал в отставку — это абсолютно формальный подход, не соответствующий реальному запросу. Эта ситуация показала, что такие пытки — не единичные события, а целая система в рамках всей страны, которая подчинена конкретным целям и задачам. Все эти задачи достаточно разносторонние: у кого-то есть желание свести счеты с неугодными гражданами — отомстить им, воздать им за «неправильные» позиции. У кого-то может быть коммерческая заинтересованность: на свободе остались какие-то обеспеченные граждане, которые хотели бы проплатить, «передать привет с воли». И главное — все это делается руками тех, кто обещает служить и защищать нас. Это преступление без срока давности и позор для всей нашей страны.

— Как вы думаете, после публикации этих пыток в системе ФСИН могут произойти изменения?

— Да, ситуация скорректируется. Но рассчитывать на полное изменение, что проблема будет решена, невозможно, потому что эти проявления являются следствием. У этого ужаса есть конкретные причины и предпосылки. Власть, которая занимается кадровым вопросом, которая должна контролировать этот вопрос, до сих пор прежняя. Поэтому ожидать, что новые чины, которые сейчас пришли или еще придут, будут заниматься реальной слежкой, бессмысленно. У них другие задачи — как, помните, у Жванецкого, «что охраняю, то и имею». У них цель — как заработать на этом, как использовать положение в личных интересах. И эти работники будут стремиться к этому всеми путями. Если у них есть возможность исполнять чьи-то команды, записывать на видео, как насилуют и убивают людей, а потом отчитываться, — это страшно!

Да, наверное, публикация Gulagu.net ударила «по хвостам». Это заставило инициативных людей прижаться, заткнуться. Но это ненадолго. Они однозначно проявят свою природу. Вся эта ситуация говорит об истинном образе власти в нашей стране.

— То есть единственное решение этой проблемы — это комплексная смена власти?

— Однозначно. Во-первых, нам нужна реформа, которая позволит не допустить или минимизировать неотвратимость наказания. Мы должны добиться, чтобы каждый человек, который нарушает закон, несмотря на свои связи и материальное положение, был подвергнут суду и ответственности. Во-вторых, мы должны бороться с коррупцией. Посмотрите на любого руководителя ФСИН или сотрудников правоохранительных органов. Очевидно, что они живут не по своим средствам. Те зарплаты, которые у них есть, очень высокие — в десятки раз выше, чем у рядовых граждан. Тем не менее, они достаточно скромные по сравнению с теми активами и богатствами, которые работники таких служб имеют в реальности. Почему нам не ввести двадцатую статью, не ратифицировать конвенцию ООН? Она будет автоматически признавать этих людей коррупционерами. Почему не внедрить институт конфискации имущества? Нужно заставить этих сотрудников служить не интересам своего материального обогащения, а тем должностным инструкциям и запросам граждан российского общества, которые сегодня есть в стране.

Параллельно мы должны сделать эту систему максимально открытой, гласной. Чтоб вы понимали, у меня как у депутата нет возможности нагрянуть туда с проверкой. Я должен просить негодяев, которые пытают людей, разрешить мне прийти, чтобы поймать их за руку. Это абсурд! Прокуратура — надзорный орган, который должен за этим наблюдать; Следственный комитет, ФСБ почему-то неохотно туда идут. Сложно понять почему? Я думаю, ответ на языке — потому что рука руку моет, все друг друга прикрывают.

Записал Станислав Корягин

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь