США довели Иран до вступления в ЕАЭС — Росбалт

0
31

Присоединение ИРИ к союзу значительно изменит геополитический и экономический «ландшафт» региона. Но кто при этом выиграет, а кто проиграет?

Тегеран уже озвучил свои намерения, и вряд ли без согласования с Москвой.

США довели Иран до вступления в ЕАЭС - Росбалт

Иран начал переговоры о своем вступлении в Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Как сообщает иранское агентство Farsnews, спикер парламента страны Мохаммад Бакери Калибаф заявил о подготовке к «нашему постоянному членству» в блоке, объединяющем Россию, Белоруссию, Казахстан, Киргизию и Армению. Подчеркнем, что эта информация была оглашена им вскоре по возвращении из Москвы.

На первый взгляд решение Тегерана, которое не могло быть озвучено без предварительной договоренности с Россией и, возможно, всеми государствами — членами ЕАЭС, видится несколько неожиданным. С другой стороны, дрейф Ирана, нуждающегося в некоем «зонтике» безопасности и расширении торгово-экономических возможностей на фоне санкционного давления на него со стороны США и иже с ними, пессимистических прогнозов по будущему разрушенной Вашингтоном ядерной сделки, вполне логичен. То есть фактически американцы сами подтолкнули Тегеран присоединиться к постсоветской «пятерке», в которой, понятно, заправляет Москва.

Насколько стремительно завершатся все необходимые процедуры для вступления Ирана в ЕАЭС, сказать сложно. Сторонам придется решать множество вопросов. Но поскольку этого желают и ИРИ и, как минимум, Россия, к консенсусу они придут. Будет ли это легко? Ведь Ирану придется как-то унифицировать свою законодательную базу со странами ЕАЭС, в которых действуют безвизовый режим, правила общего рынка, включая и рынок труда. И, кроме того, далеко не все политические силы Исламской Республики готовы к органичному восприятию членства страны в постсоветской «пятерке». С уверенностью можно сказать, что за вступление в ЕАЭС сейчас ратуют, преимущественно, самые влиятельные политические силы ИРИ — консервативного толка.

Но членство Ирана в союзе даст ему большие преимущества. Помимо некоторых гарантий безопасности и открытия новых рынков, это создание противовеса санкционной политике Вашингтона: тесное экономическое сотрудничество, как правило, приводит и к тесному политическому взаимодействию. Так что, обретя новый «зонтик», который Запад еще совсем недавно не воспринимал всерьез, Тегеран сможет более уверенно и настойчиво вести переговоры с США — главное, по ядерной программе.

Говоря о новых рынках. Логистически Ирану легко будет выйти на них, поскольку существует реальная перспектива разблокирования транспортных магистралей на Южном Кавказе, то есть появится возможность железнодорожного сообщения с Россией по территории Азербайджана, Армении и Грузии.

Интересный факт: несмотря на пандемию коронавируса, экспорт Ирана в Россию увеличился в прошлом году на 40%, и только на плодоовощную продукцию пришлось более $800 млн, в то время как весь иранский экспорт в США не дотянул и до $4 млн. И в этом смысле ИРИ тоже прямой смысл вступать в ЕАЭС с его 200-миллионным рынком, вести торговлю с преференциями, на постоянной основе и с увеличением нефтяных поставок. Вопрос, правда, в том, есть ли смысл для всех участников союза впускать к себе 80-миллионный рынок Ирана, хотя они, в свою очередь, тоже могут им воспользоваться в собственных целях.

Но для чего Иран нужен самому ЕАЭС, под которым в большей степени подразумевается Россия. Во-первых, у нее есть искушение наступить на большую или малую мозоль Америке. Во-вторых, ИРИ заметно повысит привлекательность блока и его роль на международном уровне; границы его расширятся до Персидского залива, а это означает ощутимое изменение геополитической ситуации на Ближнем Востоке, что в равной степени важно как для Тегерана, так и для Москвы хотя бы в контексте региональной безопасности. В-третьих, иранская экономика, хоть и сильно пострадавшая от западных санкций, одна из крупнейших в Передней Азии и ареале государств — членов ОПЕК. Достаточно уже и того факта, что ИРИ располагает огромными, в 18 млрд тонн, запасами нефти. И она стремится к сотрудничеству с сопредельными с ЕАЭС странами, проявляя себя довольно надежным инвестором и партнером — это очевидно хотя бы на примерах энергетического сотрудничества с Азербайджаном и Таджикистаном.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Тихановская рассказала, когда «падет режим» Лукашенко - Росбалт

Тут напрашивается вопрос: а не пойдут ли спустя некоторое время эти две страны по стопам Ирана? У первой такой необходимости пока не просматривается, у второй она очевидна, однако не признается официальным Душанбе. Между тем, несмотря на многие издержки, ЕАЭС становится на ноги и пользуется все большим интересом в разных странах. В конце прошлого года к нему в качестве наблюдателей присоединились осторожный Узбекистан и Куба. Завершилась ратификация соглашения о создании зоны свободной торговли между Евразийским союзом и Сербией. Порядка 50 стран выразили свою заинтересованность в сотрудничестве с блоком на разных уровнях, включая создание с ним зон свободной торговли. Так, переговоры на соответствующую тему ведут с ЕАЭС Индия, Египет, Китай, Таиланд и другие.

Между тем Евразийский союз — далеко не идеальное интеграционное объединение, и у него есть свои «болячки». В частности, нестабильность политической обстановки по меньшей мере в двух странах — Армении и Белоруссии; недостаточный уровень интеграции — страны блока в большей степени взаимодействуют в двустороннем формате с Россией, отчего становятся от нее избыточно зависимыми.

В то же время, имея в наличии Евразийский банк развития (ЕАБР), блок уже реализовал ряд крупных проектов, и им взят курс на финансирование межгосударственных программ. Речь идет о двух так называемых «картах» — индустриализации и развития аграрного сектора. Первая подразумевает реализацию 177 крупных инвестпроектов в сфере промышленности на $105 млрд, вторая — более 100 проектов в аграрной сфере почти на $10 млрд.

Кроме того, участники «пятерки» договорились вплотную заняться вопросом цено- и тарифообразования на услуги по транспортировке газа на общем рынке ЕАЭС в рамках Международного договора по формированию общего газового рынка Евразийского союза. В конце прошлого года страны блока стали готовиться к завершению первого этапа формирования рынка газа и к переходу ко второму этапу. Это, кстати, может оказаться очень интересным для Ирана как одной из самых богатых углеводородных стран мира.

Словом, начало переговоров о вступлении Ирана в Евразийский союз можно считать событием большой геополитической важности, от которого не смогут легко отмахнуться ни коллективный Запад, ни государства Ближнего Востока — это как минимум. Решение Тегерана крайне невыгодно его политическим антагонистам, поскольку оно, в первую очередь, означает еще большую смычку с Россией этого, по терминологии США, «главного спонсора терроризма».

Ну а внутри блока, в случае его трансформации в «шестерку», как-нибудь договорятся на взаимовыгодных условиях. По крайней мере, «подпитка» Тегераном выведет ЕАЭС на совершенно новый уровень и не даст ему вариться в собственном соку. Впрочем, «другая кровь» может оказаться опасной — имея в виду агрессию в отношении нее антииранских сил.

Ирина Джорбенадзе

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь