Пустят ли турки авианосцы США в Черное море? — Росбалт

0
59

О том, к чему может привести строительство канала «Стамбул», дублирующего Босфорский пролив, рассказывает востоковед Александр Шумилин.

Идея нового водного пути в Черное море возникла после конфликта вокруг Грузии, а подстегнула дело авария с контейнеровозом, перекрывшим Суэцкий канал.

Пустят ли турки авианосцы США в Черное море? - Росбалт

На фоне «роста российской военной активности» на границе с Украиной США могут направить корабли в Черное море в ближайшие недели — такие сообщения появились в СМИ в четверг. При этом вокруг темы присутствия в регионе военно-морских сил разных стран в последние дни разворачивается любопытный сюжет. Письмо 103 отставных турецких адмиралов, в котором они высказались против пересмотра конвенции Монтре, вернувшей в 1936 году Турции право контроля за черноморскими проливами, но одновременно накладывающей определенные ограничения на проход больших военных кораблей нечерноморских держав из Средиземного моря в Черное, вызвало резкую отповедь президента страны Реджепа Эрдогана. Дело дошло до того, что десять адмиралов из числа подписавших это письмо недавно были арестованы.

Гнев Эрдогана вызвала, в том числе, и критика планов турецкого руководства по строительству канала «Стамбул», который, как предполагается, должен пройти между Черным и Мраморным морями параллельно Босфорскому проливу, и не будет подпадать под конвенцию Монтре.

Теоретически это даст возможность проводить по каналу, например, американские авианосцы, в том числе, не только военное время или в ситуации прямой военной угрозы Турции, как это зафиксировано в конвенции Монтре, но и в «мирное» время. Кроме того, это сняло бы и временные ограничители на пребывание военных кораблей нечерноморских государств в Черном море.

О том, насколько реалистично строительство такого канала и чем вызван возникший вокруг него скандал, обозреватель «Росбалта» поговорил с руководителем Центра Европа-Ближний Восток Института Европы РАН Александром Шумилиным.

— Зачем Турции параллельный Босфору канал, ведь согласно конвенции Монтре она уже имеет право по своему усмотрению регулировать проход как торговых, так и военных кораблей через черноморские проливы?

— Это проект с целью обойти конвенцию Монтре и те ограничения, которые она налагает на Турцию в этом вопросе.

— Но ограничения там, в общем, не такие большие…

— В целом, да. Но идея такова, чтобы сделать Турцию полной хозяйкой дублирующего Босфор канала, который можно эксплуатировать и в финансовых, и в военно-стратегических целях. Прибыль от него может быть довольно серьезной.

— А что, Босфор сейчас не справляется с пропуском судов через него?

— Там бывают время от времени заторы, но дело не только в этом. Возможно импульс этой теме дал затор, случившийся недавно в Суэцком канале. Может быть, это напугало Эрдогана и дало ему повод оживить этот сюжет. Канал «Стамбул» может быть прибыльным. Но главное — это его военный потенциал.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Трамп запретил покупать беспилотники у России и других «стран-противников» США - Росбалт

— А что может дать Турции дополнительная водная артерия в военном смысле, помимо тех преимуществ, которыми она сейчас и так обладает по конвенции Монтре?

— Турция может стать здесь регулятором, но главное это даст возможность НАТО, членом которого является Анкара, возможность проникновения в Черное море без ограничений, накладываемых конвенцией Монтре. В частности, военные суда нечерноморских стран сейчас могут находится в Черном море не более 21 дня (при этом есть еще и ограничения по классу и тоннажу).

— Получается, что Эрдоган в этом вопросе сейчас выступает представителем НАТО?

— Нет, это его обычная политика — повышать ставки и интерес к собственной персоне тем или иным способом. При этом он одновременно находится в конфликтных отношениях с Евросоюзом. Правда, эти конфликты, в общем-то, не по существу, а скорее по стилистике. В то же время статус Турции бы резко возрос, если бы помимо Босфора по ее территории прошел бы еще и дублирующий этот пролив канал.

— Тем не менее, проекту строительства канала «Стамбул» уже лет десять, а он все еще «под сукном». Почему так?

— Видимо, нет полной уверенности в том, что он может стать прибыльным в обозримой перспективе. Есть вероятно некоторые вопросы в том плане, успеет ли этот проект окупиться еще при политической жизни Эрдогана.

Проект канала «Стамбул» можно сравнить с бесплатными и платными дорогами. Бесплатная и качеством не блещет, и вероятность пробок велика, а платная практически всегда свободна — это вопрос цены. Канал будет выполнять функции платной дороги и проход по нему вероятно будет более дорогим, чем через Босфор.

Есть еще военно-стратегическая проблематика в контексте отношений России и НАТО. Заметим, что проект канала начал разрабатываться после обострения отношений России и НАТО из-за конфликта вокруг Грузии в 2008 году.

— А какова позиция США в этом вопросе?

— Думаю, что в данной конкретной ситуации, когда обостряется положение дел вокруг Украины, никто сегодня не может позволить себе публичных высказываний по этому поводу.

Сейчас обсуждать проект, который может быть реализован через десяток лет, не очень актуально. Этот вопрос, видимо, стал разменной картой во внутриполитической игре Эрдогана. Если бы турецкий президент, скажем, выступил в своем парламенте с предложением возродить этот проект, найти источники его финансирования и в целом как-то актуализировать эту тему, или же кто-то из официальных лиц НАТО заявил, что было бы неплохо вернуться к нему, тогда был куда более серьезный разговор.

Беседовал Александр Желенин

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь